наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть

Читайте лучшие новости

где вам удобно

Сделать стартовой

Вконтакте

Facebook

Подписаться на рассылку

 

Чукча из Перу

Аватар Legart
карма
0,9
 
  метки записей:
 
2019
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
Весна, обострение....
Этот странный персонаж
то ли тонко стебется
над... умниками,
готовыми покупать
буханку хлеба за 750
рублей, молоко по 500
рублей за литр, масло и
м...
а мне эта новость
попалась сразу после
просмотра Коллектор с
Хабенским. Мозг
взорвался
Единственное нормальное
фото - в костюме.
Остальные колхоз
какой-то.
О - отжиг.[:-D]
ждемс чем закончится. с
хорощаяя ямкааа
[:-)] к слову, нет
информации как со
снегом на динамо?
интересует классика
Спасибо!
9 записей по метке Армейские байки
Пятница, 13 Октябрь 2017  RSS-лента записей блога
 
10:00
Как-то за всей это красотой повествования я пропустил один момент армейской жизни - драки. Вы должны понимать, что в скученном мужском коллективе, в каждом члене которого бурлят гормоны, неизбежно возникают конфликты.
Да и вне коллектива - которым является подразделение - тоже. Все пороки общества отражаются в армии, как в зеркале, которые увеличивает.

Если на гражданке есть гоп-стоп, то и в армии он будет. Только в более жёстком и циничном варианте. Если на гражданке есть посягательства на личное пространство и свободу, то и в армии они будут, только в другом масштабе и с другой реакцией.

В этой части я опишу драки, которые имели место быть за первые 2,5-3 месяца моей службы. Но не те ежедневные мелкие стычки, а те ситуации, которые запомнились мне своей беспредельностью, наглостью и масштабом.

Одна из первых массовых драк, в которых мне довелось поучаствовать случилась ещё на стройке (читайте о периоде моего пребывания на стройке в посте  Истории из жизни. Армейские байки 5. Хочешь научиться копать? Спроси меня как!). Мы были на основном объекте, как вдруг прибежал один из наших молодых, которого с ещё несколькими бойцами отправили собирать траву для отвара против кишечных инфекций и заорал, что на них напали "летуны". Где-то наделеко от нашей учебки была авиационная часть и тамошние бойцы, по слухам, быыли натуральными беспредельщиками.

Вся наша толпа подорвалась и побежала на место разборки. Кто-то успел схватить какой-то дрын, кто-то, типа меня, разматывал на ходу ремень. Прибежали. Действительно, несколько "летунов" пинают  нашего. Налетели. Побегали друг за другом по лесу. Кому-то досталось, кому-то нет. Разбежались в разные стороны. Кажется мне там хорошо прилетело в виде удара сапогом под правую лопатку, но я как-то подробностей не помню. Сознание не потерял, крови не было - и ладно.

Другой раз мы шли с "иркутскими" в парк на постановку техники на хранение (читайте об этом периоде в посте Истории из жизни. Армейские байки 8. Вся жизнь промелькнула перед глазами за один миг.). Шли по короткой дороге, за казармами. В конце военгородка стояла группа дедов из рембата (они в учебке служили на постоянку). От них донеслось "Э, земеля! Сюда, иди!". Один из иркутских направился к ним. Мы решили, что кто-то знакомый, остановились подождать. Не прошло и 10 секунд как он к ним подошёл, как смотрим, его схватили за ворот гимнастёрки, нагибают к земле и бьют со всех сторон. Мы подлетели, насовали в разные стороны, оторвали его от них. Стоим, тяжело дышим и примерно такой диалог:
Мы:
- Вы чё, ох**ли*
Они:
- Чё, молодые, берега попутали?
Мы:
- На х** идите! Мы вам никто. Ваши молодые у вас в казарме.
Они:
- Чё такие борзые?
Мы:
- Пока!
И пошли дальше в парк. Понятно, что психологически победа осталась за нами. Но потом выяснилось, что эта стая шакалов постоянно там отиралась и просто брала на гоп-стоп солдат, которые шли в одиночку в парк по короткой дороге.

Ещё один случай был вообще странный. Отбой. Я уже уснул на своей кровати, на верхнем ярусе. Просыпаюсь от того, что кто-то меня трясёт за плечо и шепчет с азербайджанским акцентом "Э, ты, вставай давай! Пошли в туалет, поговорим!". Я открываю глаза, поворачиваюсь к нему, тут же получаю удар в глаза растопыренным пальцами, мгновенно слепну, меня тащат с кровати, я в отмашку бью рукой того, кто дал мне в глаза, кто-то лупит меня по голове, кто-то пытается тянуть за ногу, я другой ногой пинаю его, руками хлещу то по воздуху - ничего не вижу, то попадаю куда-то. В это время раздаётся крик сержанта - дежурного по роте "Чё за шум? Ну ка спать всем быстро!". Азеры растворяются в темноте. Я какое то кремя лежу, перевариваю ситуацию, засыпаю. Утром - всё как ни в чём не бывало. Кто, что, почему - непонятно.

Ну а самая крупная драка произошла я даже не знаю почему. Мы с иркутскими пацанами так скорефанились, что решили спать поближе. Кого-то куда-то переселили и у нас образовался свой тупичок на четверых. Кто был четвёртым я не помню, но это и не важно. Суть вот в чём. Вечером сидим в расположении, готовимся ко сну, что-то перетираем. Является какая-то азербайджанская делегация и что-то предъявляет одному из иркутян. Естественно, тут-же, вся делегация посылается на х**.  И тут нас со всех сторон атакуют азеры. Но т.к. мы в тупичке, и из него выход только в три прохода, мы встаём в этот перекрёсток, спина к спине, как в кино, но это было реально, и начинаем драться с десятком азербайджанцев. Поскольку проходы узкие - они не могут особо использовать численное преимущество. Поскольку мы злые и понимаем, что сдаваться нельзя - лупим со всей мочи. У одного из иркутян и у меня получились классные удары, когда повисаешь на кроватях и со всей мочи бьёшь двумя ногами в грудь ближайшего противника. Удар класен тем, что тот улетает, забирая с собой ещё одного-двух противников. Бой был жёстким, стремительным и скоротечным. Секунд 30-40 наверное. Как только мы положили 3-4 человек, все остальные рассосались.Это не драка один на один, когда ты кружишь, присматриваешься к противнику, прощупываешь его слабые места. Это реально бой, когда ты просто бьёшь по всему, что появилось в поле зрения. Лезет к тебе какая то рожа по кроватям первого яруса - ебашь по ней сапогом. Бегут к тебе по проходу и ты успеваешь ухватится за кровати, чтобы встретить ударом двумя ногами - хватайся и бей. Не успеваешь - встречай ударом руки. Там всё просто: если не ты, то тебя.

На фото: вот так же плотно стояли и наши кровати в учебке. Ближайший узкий проход - это был наш тупичок, а драка была на "перекрёстке" справа от бижайшего содата.



Самое интересное, что как вспышка агрессии возникала, так она и угасала. Я не помню, чтобы потом кто-то ходил и разбирался чего налетели и т.д. Всё закончилось - и фиг с ним. Живём дальше. Никакой рефлексии по прошлому.




Legart
141 просмотр  
0
Четверг, 12 Октябрь 2017
 
10:00
После спортзала потянулись серые буни в роте. Но не долго. Дней 7-10. Поступила новая вводная: направить бойцов на постановку танков на хранение.

От нашего взвода отправили меня и ещё двух русских парней из Иркутска. Они были из тех, кто предъявляли мне за призыв в июле. Поэтому первые пару дней наши отношения были мягко говоря натянутые. Но т.к. общий труд сближает, а труд, который надо выполнять втроём - сближает ещё больше, наши отношения наладились.

Работа была в целом халявная: заклеивать оптику, наносить смазку на разные детали. На разные работы и в наряды нас при этом практически не отвлекали. Т.к. была одна операция, которая относилась к особо-опасным: мы загружали выстрелы в танки и закрепляли их в укладке.

Что такое танковый выстрел для Т-62? Это гильза с порохом, а в ней снаряд: кумулятивный, осколочно-фугасный или бронейбойный подкалиберный.

Длину можете посмотреть на этом фото:



Вес - 25-30 кг.

Схема работы следующая: идём на склад РАВ (ракетно-артиллерийского вооружения), забираем оттуда каждый по снарядику, водружаем на плечо и бредём до танкового бокса. Не спеша так бредём и постоянно помним: что нельзя, чтоб снаряд упал капсюлем вниз. Только взрывателем. Ибо взрыватель у снаряда, не прошедшего ствол - не активен. А вот по капсюлю достаточно молоточком удачно тюкнуть, чтобы долбануло так, что ни от того, кто тюкнул, ни от складов ничего не осталось.

Натаскали снарядов к танку на укладку, разложили, дальше один стоит внизу и подаёт выстрелы на броню. Второй стоит на броне, принимет от него выстрелы и загружает их в башню через люк заряжающего. Третий находится в башне, принимает выстрелы и засовывает их в укладку.

Медленне всех работал тот, кто в башне, поэтому, на определённом этапе он и верхний начинали работать на танке, а третий в одного продолжал таскать. Мне нравилось таскать выстрелы. Идёшь, себе неспеша. Думаешь о чём угодно. И никто, НИКТО, даже генерал - командующий округом не имеют права тебя в этот момент остановить, окликнуть и вообще хоть как-то помешать процессу. Правда на складах, внутри охряняемого периметра, никого и не было, кроме нас. Даже охрана была снаружи периметра. Но иногда заносило каких-нибудь чертей-сержантов из роты. Типа проверить. Или попытаться припахать в какой-нибудь наряд. Но мы когда не таскали выстрелы, а работали внутри башни, просто навострились запираться внутри танка, подклинивая запоры люков и только тихонько смеялись слыша крики снаружи "Толмачев! Ты где, сука! Найдите мне Толмачева! Во все танки заглядывайте!".  Я помню мы в тот день даже и не работали, а просто после обеда, натаскав внутрь танка спасжилетов для тепла просто завалились спать, а проснулись от криков сержантика, желаюшего меня найти и куда-нибудь припахать. Не вышло.

Но вернёмся к выстрелам и тому моменту, когда у меня промелькнула перед глазами вся жизнь. Я тащил очередной выстрел к танку, на броне которого уже стояло несколько штук, ожидая своей очереди на загрузку в башню. Они стояли на взрывателях (поднимали на танк и опускали только взрывателем вниз, т.к. на фото - вообще не ставили), прислонённые к башне. А башня видите, она закруглённая. И вдруг один из выстрелов соскальзывает и начинает падать вниз. Но как падать? Взрыватель стоит на месте, а дно гильзы с капсюлем описывают дугу и с брони снаряд срывается капсюлем вниз, но не вертикально, а под небольшим углом.

Я замер и время для меня замерло. Я до сих пор вижу это падение, как в замедленном кино. Тогда, внутри меня был только холод, сожаление, что мало пожил, воспоминания о жизни и тупое ожидание взрыва. Не доперевернулся выстрел. Стукнулся о бетонный пол закраиной, подскочил и упал плашмя. Верхний уже среагировал на скрежет металла, когда выстрел скользил, оторвался от люка и открыв рот смотрел сверху, как тот падает. Я донёс свой выстрел до танка, передал ему и сказал: "Зови третьего. Надо перекурить.". Мы сидели на броне, курили, что строжайше запрещено в парках и складах и смотрели на лежащий выстрел. Для двоих из нас был наш новый День рождения.

Тогда мы поставили на хранение несколько десятков танков. По результатам проверки наша группа получила оценку 4. Все остальные группы - 2 и 3. Нашего "замка" в качестве благодарности отправили в отпуск. Но это будет уже совсем другая история.





Legart
194 просмотра  
0
Среда, 11 Октябрь 2017
 
10:00
Итак, сразу после Дня танкистов, который случился 8 сентября 1985 года эпопея со стройкой для меня закончилась. Я думаю, что свою роль сыграла не только моя усталость, но и то, что я перестал быть безнадёжным, каким казался, когда пришёл в учебку на 2-3 месяца позже всех.

Дело в том, что стройка освобождала меня от нарядов и караулов, т.к. после суточного дежурства мне полагалось отдыхать, а не строить, но боевая учёба шла своим чередом: на стрельбы я ездил в полном объёме.

И вот тут-то и сказались, как ответственное отношение к НВП (начальной военной подготовке) в школе и посещение тиров, так и любовь к игре "Морской бой" в "Союзаттракционе" на эспланаде.

Оказалось, что если остальные воины только научились разбирать и собирать автомат Калашникова, то я ещё в школе укладывался в армейский норматив и уже тренировался с закрытыми глазами.

Тоже самое со стрельбой: если вы освоили на гражданке стрельбу из пневматики, постреляли несколько раз из мелкашки и хотя бы пару раз из охотничего ружья, то вы уже знаете принципы прицеливания и стрельбы, а у АК-74 с ними всё гораздо лучше, чем с вышеперечисленным оружием. Поэтому и в стрельбе из автомата я сразу показал нормальные результаты.

А вот стрельба из танка - это реально игра в "Морской бой"! Самое главное перед стрельбой - это последовательно сделать 6 включений аппаратуры, чтобы запустить гироскопы, стабилизирующие положение орудия относительно цели, как бы танк не прыгал, лазерный (в 1985 году!!!) дальномер и автомат заряжания.

Дальше всё. Прижимаешься к видоискателю, как и в игре "Морской бой" и точно так же прицеливаешься. Отличия конечно есть:
1) В "Морском бое" прицеливание только по горизонтали, а в танке ещё и по вертикали. Соответствено рукоятки крутишь не только влево-вправо, но и вверх-вниз.
2) В "Морском бое" кнопка на правой ручке выпускала правую торпеду, левая - левую. В танке на правой ручке кнопка орудийного выстрела, слева -  стрельбы из пулемёта.

Вот как выглядел "Морской бой" и что было в поле зрения прицела:






А вот танковый прицел и то, что было в поле зрения:







Точно так же как по боевой подготовке, у меня не было особых проблем и по физподготовке: 15-18 раз подтягивался на перекладине и отжимался на брусьях.

И поэтому, видимо учитывая мою конфликтность, а также поступивший запрос на двух дневальных в спортзал, меня и ещё одного русского парня с нашей роты - Мишу - отправили туда "вечными" дневальными. Т.е. предполагалось, что мы там будем кантоваться до конца учебки, т.е. до середины-конца октября. И жить там.

Пришли мы с Мишей в спортзал, там нас встретил старшина спортзала и по званию тоже старшина, маленький и худой узбек. С очень плохим знанием русского языка и очень злыми глазами. Показал нам загон, где мы должны были спать - в углу на матах и матами же укрываться. Поставил задачу вымыть пол в спортзале и ушёл.

Вы представляете, что значит вымыть пол в спортзале, площадью около 1000 кв.м.? Понятно, что мы просто размазали по нему воду и легли спать. Днём в спортзале поиграли какие-то урюки-деды, нас не трогали, офицеры приходили мячик покидать. Вечером старшина решил видимо устроить нам воспитательный процесс, начал гонять и орать: "Быстрее мойте, воду не оставляйте, насухо протирайте". Достал в общем он меня. Даже на стройке деды так не орали и не гоняли. О чём я ему прямо и заявил: "Ты, б**дь, за**ал уже орать! Заткнись уже!".

После этого я моргнул, а когда открыл глаза, то почему-то вместо рожи старшины увидел потолок спортзала и очень вначале обеспокоенное лицо Миши, которое стало тут же радостным. Миша мне сообщил, что я уже 20 минут лежу без сознания, что меня одним ударом нокаутировал этот мелкий дрищ старшина. Что старшина ушёл и сказал передать мне, чтобы я валил нахрен из спортзала, ему такие дневальные не нужны.

Я решил, что мне такой начальник тоже нахрен не нужен и ушёл в роту.

Как оказалось, этот старшина был мастером спорта по боксу и чемпионом Узбекистана в наилегчайшем весе. Нокаутировал он меня только за счёт точности удара в угол челюсти. У меня даже не то чтобы синяка, припухлости и покраснения не было в месте удара, настолько удар был слабый, но точный. Шансов выстоять против него, как мне потом сказали, у меня не было, т.к. этот узбек и стал старшиной спортзала именно за способность отправлять в нокауты людей намного больше и сильнее себя.

Мишка до конца учебки проторчал в спортзале, когда стало холодно, старшина выдал ему толстовку, чтобы тот надел под форму, мы такие вещи называли "вшивниками" и не зря. Она оказалась со вшами и Миша весь обовшивел. Но потом победил вшей и на его улице случился праздник. Однажды к нам в роту заявились краснопогонный полковник с майором, приказали разыскать Мишку и привести его к ним и объявили, что забирают его служить в особый отдела штаба Забайкальского военного округа! Видимо у Миши родители были непростые люди и выхлопотали сыну тёплое место.




Legart
144 просмотра  
0
Вторник, 10 Октябрь 2017
 
10:00
Я очень прошу НЕ читать эту главу людей, которым претит описание некоторых натуралистических и физиологических сцен. Я долго думал, писать об этом или нет, но в связи с тягой некоторых граждан в СССР решил, что надо об этом написать, чтобы ни у кого не было иллюзий.

В общем жаркое лето 1985 года, вода для питья из-под крана, отсутствие элементарных навыков гигиены как у вчерашних жителей гор, так и российских сёл привели к тому, что в учебном центре, где было 2 полка более чем по 1000 человек в каждом, вспыхнула эпидемия дизентерии.

Заболевших было так много, что под них сразу сразу выделили тот же самый спортзал, где держали нас на карантине. По армейским правилам, у заболевших отбирают всю форму, оставляют летом только трусы и майку, зимой - кальсоны и рубаху. По идее, должны давать пижаму или халат, но где их взять на пару сотен дизентерийщиков?

Туалет у них был под боком, на улице, но он был рассчитан на пару десятков здоровых человек, занимающихся в спортзале и с нормальной частотой позывов к акту дефекации.  А тут пара сотен человек , с частотой позывов в десятки раз превышающей норму.

В общем, скрюченные фигуры в синих семейных трусах и сизых майках стояли не только в очереди к туалету, но и в очередях к ближайшим кустам. А кто не успевал достоять, присаживался там, где стоял. Ну или отходил на пару метров в сторону. Смотреть на них было невыносимо. Тощие, бледные, скрюченные, с гримасами боли и страдания на лице - они представляли собой массовку для фильма о фашистских концлагерях, но никак не олицетворяли собой солдата Советской Армии - армии народа-победителя.

Наши деды на стройке, надо отдать им должное, сразу с началом эпидемии усилили меры безопасности: всех ещё жёстче стали заставлять мыть руки перед едой (и до этого заставляли, но менее строго) и начали собирать какие-то травы для приготовления отвара для профилактики и лечения кишечных инфекций. Но не зверобой.

Однако было уже поздно. Постфактум я понимаю, что инфекцию мог передать допустим хлеборез, но факт остаётся фактом - я заболел. И здесь я принял единственно правильное решение - я решил не идти и не сдаваться в дизентирийный барак. Ибо там не кормили, не лечили, а лежать минимум неделю на панцирной сетке без матрасов и то, только если тебе достанется место - не улыбалось. Уже доходили слухи, что дизентерийные спят на полу.

И здесь судьба повернулась ко мне лицом и всё обустроила так, чтобы я мог исчезнуть и постараться вылечиться:
1) нашу бригаду перевели с нашего объекта на основной, наш объект полностью обезлюдел. Мне соорудили под лесами навес и лежанку, бригадир сказал дедам на основном объекте, что меня вызвали в роту и поэтому меня пару дней не будет. А вечером зашёл уже в роту и сказал, что я остался на стройке дневальным.

2)  Также парням удалось принести мне несколько литров чудодейственного отвара с сахаром и полбуханки хлеба.

Таким образом у меня было лекарство, еда и одиночество. Почти на двое суто меня нигде не было.Но. 36! Тридцать шесть раз я сходил в туалет в первые сутки болезни и более 20 на вторые. Меня крючило от болей в животе, меня мутило, я то уходил в забытье, то приходил в себя. К концу второго дня я понял, что меня стало отпускать. Можно было идти спать в казарму. А на следующий день удалось ещё немного отдохнуть: бригада вернулась с основного объекта изрядно измотанная и бригадир сказал, что сегодня мы будем имитировать работу. Вот и отлично! Ещё 12 часов погреться под солнцем, с минимумом движений и чудесным отваром в термосе - и силы вернулись.

Но беды на этом не закончились. Только-только двум учебным танковым полкам удалось победить в нелёгкой битве эпидемию дизентерии, как на них напали вши.

Но не головные - всех брили налысо и головным вшам ничего не светило, а платяные. И способствовало этому армейский принцип "сдал в стирку одно бельё - получил другое". Вас, городские дамы, это наверное удивит, поэтому ещё раз: ты снимаешь с себя трусы, в которых ты отходил неделю, отдаёшь их стирку, а тебе дают трусы, вроде бы чистые, но до тебя их носило 100500 человек и поэтому если один из них был со вшами, то вши с его трусов расползлись по сотням других, пока лежали в общей корзине. Стирка, даже горячей водой, для платяной вши - это как баня для русского человека. Здоровая гигиеническая процедура, после которой хочется размножаться. Что вши с успехом и делали.

В результате, когда до голов (именно голов, а не мозгов - их у них не было) мудрого начальства дошёл факт, что слишком многие бойцы двух полков с задумчивым выражением лица интенсивно чешут себя в мудях - было поздно. Обовшивело всё молодое поколение, включая меня. Старослужащие сержанты - те ещё мудаки, сами предохранялись, а нас пропустили.

Никто не знал толком как бороться, народ скрывал это дело. Я - городской мальчик из чистоплотной и интеллигеной семьи - вообще вначале не понимал, что происходит, а потом боялся признаться сам себе. Но меня, раз и почти навсегда от вшей спасла мама. Она, будучи в отпуске в Ленинграде, прилетела оттуда ко мне в Читу на День танкиста. 8 сентября 1985 года. Упросила ротного отпустить меня на день в увольнительную, быстро выяснила все проблемы и начала, как все матери их быстро решать: 1) накормила нормальной едой в кафе в центре Читы 2) зашли в Военторг и купили мне новые сапоги за 11 рублей (как сейчас помню),  мои-то бэушные сапоги, выданные мне вместо украденных в первый день - совсем на стройке развалились 3) привела в гостиницу, отправила мыться, забрала всю форму и бельё, выстирала их, а потом долго и упорно сушила утюгом, попутно зажаривая вшей.

В результате в роту я вернулся другим человеком. Точнее просто человеком. Всего за 8 часов мама из вшивого зомби в разваливающихся сапогах сделала человека. Ну и попутно надавала полезных советов: выданное после бани бельё - не надевать, нести в казарму и там тщательно проглаживать утюгом на максимальной мощности. Или надевать только после тщательного осмотра всех швов, с уничтожением открытым огнём всех гнид и вшей (просто раздавить не получится).

В роте я подошёл к "замку" и попросил не отправлять меня больше на стройку, т.к. мне там откровенно надоело и я устал. Он посмотрел на меня, видимо что-то понял и на следующий день не отправил. Вместо меня на стройку отправили ротного чудака. А учитывая то, что во взводе мне опять попытались предъявить "вначале дома шланговал, пока мы служили, потом на стройке", что вызвало скоротечную драку (подчеркну - именно драку, во взводе меня ни разу никому не удалось избить) то меня, достаточно быстро, попытались определить в новую должность.

Учитывая специфичность темы, вот вам подборка фоток на тему борьбы со вшами в военное время и/или в армии.

Это немецкие солдаты ищут вшей на привале, да ещё и шутят:



А это обработка дустом (от вшей) заключенных в одном из лагерей:







Вот здесь, на одном из форумов, обсуждается тема вшей в армии. Почитайте, но ещё более аккуратно. Это я самые приличные фото оттуда выдернул. Но там народ подтверждает, что и в 90-х вши были и в 2000-х в Чечне.

P.S. Я считаю, что у хорошего командира вшей в части не будет. Все эти вопросы решаются. Да, иногда крайне жёстко, но решаются. Я в дальнейшем расскажу об этом.




Legart
207 просмотров  
0
Понедельник, 9 Октябрь 2017
 
20:55
Самый главный жизненный навык, который я получил на стройке в учебке - это умение копать землю! Вернувшись в 1987 году из армии, я даже подумывал пойти на кладбище подзаработать копкой могил. Но уж очень сильно пьяно-уголовные рожи тамошних обитателей остудили мой пыл.

Но вернёмся в июль 1985 года. Несмотря на то, что я воспринимал то, что творилось на стройке как реальный ад, и я даже думал о том, чтобы "упасть" с лесов и сломать себе ногу - я сейчас понимаю, что на самом деле всё было в рамках среднестатистической нормы и даже лучше. Просто воспринималось для ещё вчера гражданского человека - как ад.

И вот почему. Минусы пребывания на стройке:
1) Подъём на 30 минут раньше роты
2) Очень тяжёлый физический труд разнорабочего на стройке по 12 часов  в день: от рассвета до заката. Мы на руках таскали кирпичи с одного объекта на другой - на расстояние 300 метров по лесу, загружали машины цементом, разгружали машины с цементом, вручную замешивали раствор для кладки кирпича и раствор для штукатуров, подавали кирпичи на леса (с каждым днём всё выше), грузили раствор в вёдра и тоже подавали на леса. А когда всего этого не надо было делать - то рыли траншеи под фундамент будущего танкового бокса. Этим мы и занимались 70% времени. Глубина траншеи была 1,2 метра, длина - 30 метров один сегмент и 10 метров второй сегмент. Ширина - 1 метр. Сантиметров тридцать сверху - песок, пропитанный ГСМ и утрамбованный танками. Потом просто песок. Поэтому вначале лом, потом лопата.
3) От постоянной работы в наклон при копке траншеи стала болеть спина
4) Дедовщина

А теперь плюсы пребывания на стройке:
1) Русский коллектив. После роты, где в основном были азербайджанцы - это было раем
2) Дедовщина была не по беспределу и без унижений. Просто приходилось работать больше дедов, которые сплошь были каменщики хрен знает какого разряда и только клали кирпичи. Всё остальное полагалось делать нам.
3) Питание просто отличное - оно было усиленное и мы, в отличие от тех, кто питался в столовке, даже видели мясо!
4) Отсутствие муштры, строевой подготовки и прочей байды
5) Стройка находилась ЗА территорией части и к нам никто не ходил.
6) Строили 2 объекта, расстояние между ними было 300 метров леса, мы работали на менее важном малой бригадой в 3 человека - каменщик с полугодом службы и мы - двое молодых. Поэтому всякой фигни у нас было ещё меньше и мы бОльшую часть времени были предоставлены сами себе, с нас только объёмы работ спрашивали.

В общем количество плюсов уравняло количество минусов и даже превысило. А с остальным разбирались сами.


1 - наша казарма, 2 - объект который строила наша бригада, двух зданий левее и выше даже в проекте не было, 3 - остатки фундамента объекта, который считался основным.
Заболела спина - мой напарник, тоже кстати стдент Пермского мединститута, только стоматфака - всеми своими 120 кг ходил мне по спине. Он кстати, потом от нагрузок стал загибаться понемногу, деды решили, что им труп не нужен, спихнули его в роту, оттуда его отправили в госпиталь, а там комиссовали. Оказалось, что пермские военкомы, выполняя план по призыву, забрали не только уголовников, но и человека с пороком сердца!

Поехали на завод грузить цемент в машину - а грузили мы его вёдрами, из подвала, куда он набивался струясь из худых труб, стоя по пояс в цементе и передавая вёдра по цепочке - после погрузки, под предлогом необходимости постираться, ушли на лесной ручей, там выстирали одежду и поваляли дурака несколько, столь желанных и счастливых часов.

У молодых на стройке была ещё одна повинность: по очереди оставались на ночь "дневалить" на стройке. Т.е. жарить дедам картошку, что-то там ещё делать. Но я удачно закосил под то, что я не просто плохо вижу, а у меня куриная слепота и я в темноте вообще ничего не вижу - и избегал этих мероприятий.

Верхом признания моих заслуг  на стройке стало то, что мне как-то поручили выложить несколько рядов "забутовки" - внутренних кирпичей. И теперь уже не я подавал кирпичи и раствор наверх, а мне подавали. Не мной командовали и не меня подгоняли, а я командовал и подгонял. Думаю, что задержись я там ещё на пару-тройку месяцев и стал бы я великим каменщиком! А может даже вольным каменщиком впоследствиию ;)

Даже драк на стройке было не много, я конфликтовал с одним упырём, мы с ним схватывались пару раз, а в остальном всё ровно было.

Но потом случилась одна крупная неприятность, за ней вторая, плюс к этому деды как-то подохренели и я понял, что со стройки нужно валить.




Legart
155 просмотров  
0
Воскресенье, 8 Октябрь 2017
 
10:00
После прибытия в учебку, нас отправили в карантин, который был организован в спортзале учебного полка. Но карантина никакого не было. Был "проходной двор" и организованные орды шакалов, которые приходили к молодому пополнению с предложениями поменяться формой (нашу новую на их старую), ремнями, пилотками, сапогами - на тех же условиях.

Отбивались, держались кучно, по одному не ходили даже в сортир, на ночь, когда казалось бы все должны спать, баррикадировали двери спортзала. В общем неделю в карантине провели в глухой обороне, но основного имущества не лишились. Только по мелочи: ушёл я в туалет, прихожу, а крема для бритья - нет.

По истечении карантина нас раскидали по ротам и тут мне не повезло: хотя в роту нас отправили втроём, нас раскидали по разным взводам: меня в первый, а ещё двоих в четвёртый. А это всё равно, что в разные части: в роте было 120 человек и взводы почти не пересекались: караулы, наряды на кухню были позвзводно.

Во взвод меня привели под вечер, я помыкался по расположению, ни с кем толком не познакомился, кроме "замка" (замкомвзода - заместителя командира взвода - сержанта срочной службы, отслужившего год), который меня встретил. Ну и отметил то, что лиц кавказской национальности было гораздо больше, чем русских.

В общем я плохо помню первый вечер, но хорошо помню первое утро: я не обнаружил своей новенькой формы и сапог. Вечером, перед отбоем, всю форму складывают на табуретки, которые стоят перед рядами кроватей. Один солдат - одна кровать - одна табуретка. И вот вечером я форму свою сложил, утром встаю - её нет. Украли. Осталась только пилотка.

А подъёи 240 человек (на одном этаже казармы было 2 роты) - это ад. Все носятся, одеваются, умываются. Всем не до тебя. И ты НИКОГО ещё не знаешь. Тут меня "замок" замечает, всё выясняет и говорит: сейчас все уйдут на зарядку, проверим все кровати - могли под матрас форму положить. Все ушли, проверили, ничего нет. "Замок" говорит: сходи так на завтрак, потом будем вопрос решать. И ладно это был июль и ещё было тепло: я хотя бы не замёрз. Но идти в трусах, майке, сланцах и пилотке на завтрак в окружении 120 одетых людей - это то ещё унижение, скажу я вам.



После завтрака мне нашли какую-то глубоко б/у форму и сапоги, после чего у всех начались проблемы: даже на фоне прослуживших по 2-3 месяца, моя форма резко выделялась своей бэушностью. И на каждом построении ко мне подходил очередной начальник и интересовался "Почему на тебе старая форма, солдат?". Я рассказывал про то, что у меня её украли в первую же ночь, после чего гремели громы и молнии.

Плюс к этому появилась новая проблема: все остальные 29 человек нашего взвода и даже взводный чудак (Кто такой "чудак" читайте в посте Истории из жизни. Армейские байки 2. "Ты кому, сука, продал ампулу с наркотиком?") были убеждены, что они уже деды по отношению ко мне, т.к. по они уже 2-3 месяца служили я на гражданке "баб **ал". Я же их мнения не разделял, что приводило к конфликтам, постоянным стычкам и мелким дракам (крупных тогда ещё не было).

В общем, когда в роту пришла разнарядка выделить солдат на строительство боксов, одним из этих солдат автоматически стал я и ещё какой-то залётчик.

За неделю пребыания в роте я успел побывать в наряде на кухне и познать весь ад мытья жирных тарелок в холодной воде.  А также выучить меню обеда "Первое: капуста с водой, второе: капуста без воды, третье: вода без капусты", когда реально на 10 человек ставили кастрюлу с супом, где плавал кочан капусты и какое-то количество жира, на второе давали "бигус" из разваренной капусты, но без признаков мяса, а на третье - нечто, отдалённо напоминающее чай.

Ну и как-то после наряда по кухне я уснул на ходу и, когда строй повернул по дорожке, я продолжил идти прямо и врезался в фонарный столб. Пожалуй это все воспоминания о первой неделе в учебке. Следующие будут уже о стройке.




Legart
155 просмотров  
0
Суббота, 7 Октябрь 2017
 
10:00
Если в Советском Союзе был бардак, то в Советской Армии был бардак в квадрате. Именно поэтому, очевидно, никого не парило призвать нас через 6 дней после окончани призывной кампании, т.е. 6 июля 1985 года.
Причём призвать так, что собрав вчерашних студентов и шпану на областном сборном пункте, через 2 часа отпустить всех по домам до следующего утра. Т.к. поезда, ехать к месту несения службы - нет, спать негде, кормить нас было нечем. Поэтому на следующее утро собрались хоть и все, но рожи почти у всех были ещё более помяты, чем накануне.

Мы уже знали, что нас везут в Читу, но не знали, как долго нас будут везти. Ибо у сопровождающих проездные документы были только до Екатеринбурга. До Екатеринбурга добрались быстро, в воинском зале вели себя мирно, но самое интересное началось по дороге от Екатеринбурга до Иркустка.

Наша команда, как я уже написал, состояла из студентов, которым дали досдать экзамены и шланы, которую срочно допризвали, чтобы выполнить план призыва. Некоторые из них уже успели отсидеть на малолетке и были вполне себе сформировавшимися уголовниками. Нас, из мединститута, было несколько человек, мы друг друга знали, поэтому быстро сгруппировались в команду и я получил возможность спокойно, со стороны, наблюдать за теми событиями, что разворачивались в вагоне, где ехало 50 уже не гражданских, но ещё и не военных молодых людей, имеющих большое количество водки.

Для начала, представители граждан уголовников очень доходчиво объяснили сопровождавшим сержантам, что командовать те будут у себя в части, а здесь едут гражданские люди, у которых есть с собой некий запас еды и алкоголя. Сержанты согласились с такой установкой, но задали резонный вопрос, что "есть же ещё товарищ старший лейтенант, как с ним то быть?". Т.к. водки было ещё не просто много, а очень много, им выделили какое-то количество с напутствием "Идите сами пейте и другим не мешайте".



Поезд был не скорый, пассажирский, ехал еле-еле, стоял у каждого столба, поэтому до Иркутска мы добрались только дня за четыре. Старшего лейтенанта увидели только тогда, когда у него на третий день кукушка поехала от выпитого и он пришёл строить толпу пьяных призывников. Его не побили. Но очень крепко подержали и очень доходчиво объяснили, что тут ещё не армия. Но водки уже не дали, т.к. она кончилась. Кончилась и еда.

И вот тут пошёл самый дикий ченж, который можно было себе представить. Дело в том, что я, как и большинство, ехал в том, что не жалко было выбросить по приезду в часть. Но было несколько мажоров в фирменной одежде: им пообещали, что из части их вещи отправят домой. Каково же было их разочарование, когда сержанты объяснили, что вещи не отправят и что их с большой долей вероятности заберут себе дембеля.

И от такого расстройства мажоры быстро согласились на то, чтобы начать менять их фирменные вещи на водку и закуску/еду. А теперь о ценах: госцена водки- 5 рублей 30 копеек, на чёрном рынке - 10 рублей. Госцена джинсов - 100 рублей, на рынке - 200 рублей. Так вот, мы джинсы одного мажора, которые ехал в нашем отсеке, смогли поменять только на 2 бутылки водки и немного еды! А его же куртку, как сейчас помню, Wrangler, какой-то неимоверной крутости и которая стоила рублей 150 - только на одну бутылку водки!



И это ещё было удачно, т.к. стоянки были хоть и частые, но короткие, на безлюдных станциях, продавцов водки и еды почти не было. У других групп даже это не получилось, поэтому после пересадки на другой поезд, при подъезде к Чите, многие стали рвать свои вещи, чтобы те не достались дембелям, которых мы уже заочно ненавидели, наслушавшись от сержантов про дедовщину.

Ну и ещё эпизод врезавшийся в память: кто-то из призывников, перепивший водки, начал блевать в проход с третьей полки (мы ехали в общем вагоне). Один из уголовников (с нашего района кстати, мы друг друга знали, поэтому отношения нормальные были) начал его избивать и заставлять убрать блевотину. Сопровождающий сержант, гляда на это, сказал: "Этот себя в обиду дедам не даст. Или сразу отобьётся или убьёт кого-нибудь и сядет". После армии, я, кстати, на районе этого кадра так и не встретил. Может действительно убил кого-то и сел.

После 7-ми дней путешествия от Перми до Читы мы превратились в банду грязных, пьяных, голодных оборванцев. Такими и зашли на распределительный пункт, где обнаружив, что зрение у меня -4,5, врач сказал "В химики тебе нельзя, в противогазе ничего не увидишь, будешь наводчиком танка. Там есть компенсатор до -5 диоптрий". И с небольшой командой уже только студентов (уголовников сразу в стройбат определили) нас отвезли в Песчанку - посёлок под Читой - где располагалась танковая учебка.




Legart
156 просмотров  
0
Пятница, 6 Октябрь 2017
 
09:00
Эта история случилась через пару-тройку недель после того, как я чуть не вогнал в болевой шок подстреленного чёрт (читайте об этом в посте Истории из жизни. Армейские байки 1. Как я мечтал убить человека.)
По результатам расследования того случая, мои действия были признанными правильными, соответствующими квалификации и обстановке. А вот моих начмедов вздрючили по полной: и за слабую подготовку санинструкторов и за отсутствие обезболивающих в полевой сумке санинструктора.
Ну а поскольку начмедушки отличались особым умом и сообразительностью, они вместо стандартного армейского шприц-тюбика с промедолом выдали нам на дежурство стеклянную ампулу с ОМНОПОНОМ, а к ней журнал, для передачи этой ампулы по смене.



Нет, вы только вдумайтесь: в те времена, когда об одноразовых шприцах ещё даже не слышали (1986 год) и все иньекции ставились одним многоразовым шприцом, эти дебилы выдали стеклянную ампулу с наркотиком, чтобы ехать с ней по вызову на полигон, в парк, да куда угодно, там её пилить, чтобы отломить кончик, набирать в стеклянный шприц, а потом ещё и умудриться не потерять пустую ампулу, чтобы сдать её и отчитаться!
Но это была только предыстория, которая объясняет всё, что произошло в дальнейшем.

В каждом подразделении каждой войсковой части всегда есть неудачник, у которого вечно всё не так. Был такой и во второй роте нашего 109-го отдельного гвардейского разведывательного батальона (в/ч 15349). Т.к. он был беззлобным, то я буду ласково называть его Чудаком. То он уснёт будучи дневальным, то что-то на себя уронит, то на стрельбах повернёт автомат с полным магазином в сторону проверяющих. В обшем, поскольку от него можно было ждать чего угодно, то командир второй роты старался держать его поближе к себе, чтобы был под присмотром. А командир второй роты резко отличался от остальных офицеров нашего разведбата: все они были сухи, стройны и спокойны, как и положено разведчикам, а он имел как лишний вес, так и поганый характер и распускал руки. Его побаивались и ненавидели и кличка у него была Толстый.

Наш батальон, в описываемое время, только вернулся из летнего лагеря разведчиков в казармы, я соответственно тоже. При этом выходы на полевые учения продолжались, но меня на них уже не привлекали и я дежурил в ОМП (объединённом медицинском пункте). И вот как раз в моё дежурство вторая рота ушла на полигон, отрабатывать ночной захват передовой траншеи противника.

Что такое захват передовой траншеи противника? Это значит, что вы метров 300-400 ползёте на пузе так, чтобы вас не заметили, а потом с короткого расстояния совершается бросок, бойцы вваливаются в траншею, рукопашная, мы победили.

Надо сказать, что то, что происходит ночью, хорошо видно только в кино. В реальности, в безлунную ночь, не видно почти ничего. И вот вторая рота, рассыпавшись цепью доползает до траншеи. Толстый впереди, рядом с ним Чудак. Перед тем, как ввалиться в траншею, туда надо кинуть гранаты. Вместо гранат - взрывпакеты (пороховой заряд в промасленной крафт-бумаге с бикфордовым шнуром).



Толстый шёпотом командует "Взрывпакеты к бою!", бойцы достают их, поджигают бикфордовы шнуры и бросают в сторону траншей. А поскольку у нас ни разу не кино, а реальная жизнь, то никто не видит куда бросает. И один из взрывпакетов падает точно между ног Толстого и подкатывается к его мужскому достоинству. Толстый, лёжа на животе этого не видит, но Чудак, находящийся рядом с ним и чуть сзади, замечает огонёк шнура и немедля решает спасти яйца командира от разрушительного действия взрывпакета. Бросается к тому, хватает взрывпакет правой рукой, успевает поднять и тот взрывается у него в руке....

Когда Чудака привезли ко мне в ОМП, я даже вначале подумал, что раненных двое - Толстый тоже был белый как мел. Наученный горьким опытом, первое, что я сделал, это схватил спирт, протёр ампулу с омнопоном, надпилил, отломил кончик, набрал наркотик в шприц и поставил Чудаку укол. Потом наложил жгут, размотал, пропитанные кровью тряпки, которыми замотали его кисть и охренел. Ладонь представляла собой рваную рану, в которой было перемешаны кости, сухожился, сосуды, нервы и всё это было густо сдобрено остатками промасленной крафт-бумаги. Кое-как я очистил рану хотя бы от бумаги, наложил тугую повязку с фурациллином, позвонил в госпиталь, предупредил, что выезжаю с раненным и поехал его туда сдавать.

А на следующий день началось веселье. Я к утру заполнил все журналы, бланки, написал рапорт, приложил к нему пустую ампулу из под омнопона, положил всё это на стол начмеда и пошёл спать после дежурства. Проснулся я от толчка и вопроса "Ты кому, сука, продал ампулу с наркотиком?". Спросонья я вежливо ответил "Отстаньте от меня товарищь майор, в рапорте всё написано". На что майор багровея заорал "Да подотрись ты своим рапортом! Ты мне скажи кому ты наркотики продал?! Ты что меня за идиота держишь? Кому-то продал наркотики, а мне ампулу из под димедрола подсовываешь?" и тычет мне в лицо этой самой ампулой. И тут я немедленно просыпаюсь, т.к. понимаю, что на ампуле НЕТ надписи "ОМНОПОН"! А надо сказать, что в СССР практически все ампулы в 1 мл были одинаковые по форме и размеру и отличались только содержимым и надписью. Я лихорадочно начинаю вспоминать, что и как я делал и понимаю, что я в спешке и по привычке вскрытия обычных ампул, когда протирал ампулу спиртом перед тем, как надпилить, сам же и стёр ваткой эту надпись!!!

Я похолодел, оцепенел, уже представил себя арестованным, но стресс, недосып и страх взяли своё, меня прорвало и я заорал в ответ: "Да раненному я её вколол! Спросите у него, спросите у Толстого, спросите в госпитале!". И опять меня спасли мудрые госпитальные врачи. В листе поступления они поставили отметку, что раненный поступил с клинической картиной обезболивания наркосодержащими препаратами. Всё. Обвинения и подозрения с меня были в тот же день сняты.

А судьба Чудака сложилась достаточно трагично. Кисть ему сохранили, он больше полугода пролежал в госпитале, ему делали пластику, но плохо, восстанавливали двигательные функции, но так полностью и не восстановили. Кожа на ладони представляла один большой рубец, пальцы еле шевелились. По сути он был инвалид, но его не комиссовали и даже не отпустили в отпуск, чтобы он дома не комиссовался. И над ним до конца службы подтрунивали: "На фига ты Толстого спасал? Ну оторвало бы ему яйца и хрен с ним! Всем бы только легче стало. И у тебя бы рука была целая!"





Legart
136 просмотров  
0
Среда, 4 Октябрь 2017
 
22:49
К тому времени - август 1986 года - я уже прослужил год с небольшим и сумел из наводчиков танка рокироваться в санинструкторы батальона. Но т.к. батальон у нас был кадрирован, хоть и не до такой степени, как соседние полки, но как и соседние части обслуживался в ОМП - объединённом медицинском пункте.
А санинструкторы частей, соответственно в нём по очереди дежурили.
И вот однажды, в моё дежурство, раздаётся звонок и в трубку истошно орут "Убили! Подстрелили! Срочно медика в парк [боевых машин]!".
Бужу водителя нашего ПМП - передвижного медицинского пункта - на базе ГАЗ-66 и выезжаем на место.
Там видим начальника караула с белым лицом и караульного, с ещё более белым лицом, отвечающим на вопросы короткими фразами.
Из ответов стало понятно, что он увидел, как кто-то лезет через забор и начал по Уставу караульной службы кричать "Стой! Кто идёт?", "Стой! Стрелять буду!". Но был послан в известном всем направлении.
После чего, опять же, по Уставу, сделал выстрел вверх, а затем на поражение.
Идём к забору. Под ним корчится и завывает от боли какой-то нерусский чёрт из соседней части. В полной темноте осматриваю, точнее ощупываю, его. Отмечаю тёплые и липкие штаны. Т.к. не воняет - понимаю, что это не дерьмо. Т.к. липкие - не моча. Остаётся кровь.
Решаю грузить в машину и везти в госпиталь, т.к. хоть сумка с перевязочным материалом и с собой - всё равно ничего не видно, где перевязывать - не понятно.
Грузим чёрта в машину. Ну как грузим. Несмотря на то, что в ГАЗ-66 можно загрузить в кунг (будку) сзади, решаю запихнуть его в кабину - носилок всё равно нет. Если вы не залазили в кабину ГАЗ-66 вам не понять, но представьте, что вам надо поднять мешок сахара (а именно так ощущается подстреленный боец Советской Армии) на уровень своей головы, а потом засунуть в узкую щель.
Чёрт орёт от боли, но мы справляемся с задачей, запихиваем, я прыгаю в кунг, едем в госпиталь.
Там нам дают носилки, выгружаем на них чёрта, тащим в приёмное отделение. В приёмнике дежурит начмед - старый опытный полковник. Говорит нам режьте на нём штаны, аккуратно переворачивайте. Начинаем резать и снимать штаны, переворачиваем, видим на правой ягодице входное отверстие пули, ещё чуть-чуть переворачиваем и из него фонтаном бьёт кровь на полметра в высоты.
Кантуем чёрта обратно, полковник начинает искать пулю. Находит её под кожей под правой коленкой. Вызывают рентгенолога, мы помогаем довезти чёрта до рентгенкабинета и уезжаем.
На следующий день на меня орали матом все, кроме начмеда госпиталя. Меня, начальника ОМП, начмеда батальона вызвал приехавший в госпиталь начмед дивизии. Начмед госпиталя послал по известному адресу тех, кто орал на меня - т.е. к начмеду дивизии, а мне спокойно объяснил про болевой шок, про иммобилизацию, про кровопотерю, про то, что просто чудо, что я довёз этого чёрта живым, т.к. у того пулей раздробило бедренную кость и разорвало все сосуды - почему кровь и фонтанировала.
Бойца, который его подстрелил, на пару недель отстранили от службы и после всех проверок отправили на месяц домой в отпуск.
Я остался служить, а т.к. за год с лишним я только раз был в увольнительной и ни разу в отпуске, то начал дико мечтать о том, чтобы пойти в караул, кого-нибудь там убить, чтобы уехать в отпуск.
А чёрта через полгода выписали из госпиталя и на 2 года отправили в дисциплинарный батальон: а на общем построении рассказали, что это была вылазка за рондолью - так мы называли жёлтый металл на радиаторах двигателей машин, из которого делали коронки на зубы.




Legart
159 просмотров  
0
 


За последние сутки на сайте:
Новостей: